Социальное партнерство в сфере труда: на заметку работодателям

31.08.2020

Конфедерация работодателей (предпринимателей) Республики Казахстан в сотрудничестве с Научно-исследовательским институтом трудового и корпоративного права продолжает серию статей «Социальное партнерство в сфере труда: на заметку работодателям».

 


В сегодняшнем, восьмом выпуске Вы узнаете особенности судебной практики по срокам давности привлечения к административной ответственности за совершение административных правонарушений на примерах невыполнения и нарушения коллективного договора.

Выпуск 8. Судебная практика по коллективным договорам: административные правонарушения по невыполнению (нарушению) коллективного договора

  1. Особенности сроков давности длящегося административного правонарушения на примере невыполнения коллективного договора

По результатам проверок государственной инспекции труда по вопросу выполнения условия коллективного договора может быть составлен протокол об административном правонарушении на основании части 3 статьи 97 Кодекса РК об административных правонарушениях (далее – КоАП) при наличии следующих условий:

1) наличие факта нарушения (невыполнения) условия(-й) коллективного договора;

2) наличие вины правонарушителя;

3) соблюдение сроков давности привлечения к административной ответственности. В частности, лицо не подлежит привлечению к административной ответственности по истечении 2 месяцев со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении – по истечении 2 месяцев со дня обнаружения административного правонарушения. Длящимся признается правонарушение, которое характеризуется непрерывным осуществлением единого состава определенного деяния, предусмотренного статьей Особенной части КоАП, и не завершено к моменту его обнаружения. (ст.62 КоАП).

Необходимо отметить, что нарушение трудового законодательства, включая ст.97 КоАП, может относиться как к длящимся правонарушениям, так и не относиться к длящимся правонарушениям.

В правоприменительной практике зачастую возникают вопросы:

1) как различать длящиеся правонарушения от остальных правонарушений (не являющимися длящимися);

2) что понимать под днем обнаружения административного правонарушения при длящемся правонарушении, а значит и вопрос о том, с какого именно момента исчислять давностный срок.

Согласно разъяснению Верховного Суда РК, моментом обнаружения следует считать обнаружение правонарушения должностным лицом уполномоченного государственного органа, имеющим право составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии со статьей 804 КоАП (п.18-1 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 22 декабря 2016 года № 12 «О некоторых вопросах применения судами норм Общей части Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях»).

В этой связи от правильного установления момента обнаружения правонарушения зависит вопрос привлечения к административной ответственности.

Об этом свидетельствует следующий пример из судебной практики – Постановление Специализированного межрайонного административного суда г.Караганды от 4 февраля 2016 года.

Фабула дела:

Прокуратурой района 21.12.2015 г. внесено представление в Управление по инспекции труда (далее – ГИТ) по факту выявленных нарушений трудового законодательства (п.5 ст. 158 Трудового Кодекса РК), а именно неисполнение обязательств по коллективному договору со стороны работодателя ТОО «К.».

Так, согласно п.11.5 коллективного договора ТОО «К.» от 01 от 15 мая 2015 г., администрация производит удержание с заработной платы в безналичном порядке членских взносов и перечисляет их в полной мере на счет профсоюза не позднее 3 банковский дней после выдачи заработной платы. Вместе с тем за период с 01 апреля по 31 октября 2015 года ТОО «К.» из 2,9 млн. тенге перечислено на счет профсоюзного комитета лишь 1,8 млн. тенге. Также пункт 10.8 данного коллективного договора обязывает работодателя выделять и перечислять на счет профсоюза средства на проведение спортивных и культурно-массовых мероприятий в размере 0,2 % от фонда оплаты труда ежемесячно, но не реже одного раза в квартал. Однако, руководством ТОО «К.» за проверяемый период из начисленных денежных средств, предназначенных на проведение спортивных и культурно-массовых мероприятий на счет профсоюза вообще не перечислялись.

15.01.2016 г. в отношении ТОО «К.» был составлен протокол об административном правонарушении по ч.3 ст. 97 КРКоАП.

Представитель ТОО «К.» просил прекратить производство по делу, поскольку с момента выявления правонарушения истекли сроки давности привлечения к административной ответственности. Справка прокуратуры датирована 12.11.2015 г., т.е. правонарушение было выявлено, а протокол был составлен только спустя свыше 2 месяца – 15.01.2016 г.

Представитель ГИТ показала суду, что представление прокуратуры поступило в инспекцию 08.01.2016 г. и 15.01.2016 г. был составлен протокол и считает датой выявлении дату поступления представления в инспекцию. Просит привлечь к административной ответственности ТОО «К.».

Суд пришел к следующему выводу. Вина правонарушителя полностью подтверждается протоколом об административном правонарушении, представлением прокуратуры, пояснениями представителей в суде. Деяние правильно квалифицировано по части 3 статьи 97 Кодекса РК об административных правонарушениях – как невыполнение или нарушение обязательств по коллективному договору, соглашению. Срок давности для привлечения к административной ответственности суд исчисляет с момента внесения представления прокуратуры с 21.12.2015 г. Смягчающих и отягчающих вину обстоятельств суд не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 821-823 КоАП РК, суд постановил признать виновным ТОО «К.» в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.97 Кодекса РК об административных правонарушениях и наложить административное взыскание в виде штрафа в размере 400 месячных расчетных показателей в сумме 848 400 тенге.

Как видно из указанного примера, невыполнение условий коллективного договора, которое выразилось в бездействии, относится к длящемуся правонарушению, соответственно, срок давности подлежит исчислению с даты обнаружения административного правонарушения.

Соответственно, датой обнаружения правонарушения является не дата составления справки прокуратуры, а дата внесения представления прокуратуры в государственную инспекцию труда, поскольку государственная инспекция труда уполномочена на составление протоколов об административных правонарушениях по ст.97 КоАП.

Однако вызывает вопрос в установлении вины юридического лица, поскольку вина может быть присуща только физическому лицу. И об этом прямо указано ст.11 КоАП: физическое лицо подлежит административной ответственности только за те правонарушения, в отношении которых установлена его вина; объективное вменение, то есть административная ответственность за невиновное причинение физическим лицом вреда, не допускается.

Кроме того, этот вывод также вытекает из ст.25 КоАП: административным правонарушением признается противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие либо бездействие физического лица или противоправное действие либо бездействие юридического лица, за которое настоящим Кодексом предусмотрена административная ответственность.

Таким образом, для привлечения к административной ответственности юридического лица доказательства наличие или отсутствия вины не требуется, достаточно факта противоправности действия или бездействия.

  1. Особенности сроков давности по административному правонарушению на примере нарушения коллективного договора

Другой пример из судебной практики, Постановление Костанайского районного суда Костанайской области от 20 апреля 2018 года, касается сроков давности по административному правонарушению, не являющемуся длящимся, на примере нарушения коллективного договора. Здесь необходимо обратить внимание на отличие невыполнения от нарушения коллективного договора.

Фабула дела: 7 февраля 2018 года государственным инспектором труда (далее – ГИТ) составлен протокол об административном правонарушении в отношении ГУ «К.» (далее – Учреждение) по ст.97 ч.3 КоАП за невыполнение работодателем обязательства по коллективному договору, а именно в случаях, предусмотренных коллективным договором п.2.4, издан приказ от 11 декабря 2017 года «Об увольнении» работника Б. по ст.52 ТК РК без учета мнения представителей работника (профсоюзного комитета), чем нарушены ст.12 и 157 ТК РК, что установлено при проведении внеплановой проверки Учреждения. В частности, по информации ГИТ, работник Б. являлась членом профсоюзного комитета, а приказ об ее увольнении издан без мотивированного мнения профсоюзного комитета. Таким образом, Б. в нарушение п.8.7 коллективного договора была уволена с работы без согласия профсоюзного комитета. В связи с чем, в отношении Учреждения составлен протокол об административном правонарушении по ст.97 ч.3 КоАП – невыполнение обязательства по коллективному договору. По ходатайству защитника дело направлено на рассмотрение в суд.

Руководитель Учреждения вину в совершении правонарушения не признала, просила прекратить административное дело в связи с тем, что Учреждение как юридическое лицо не может являться субъектом данного правонарушения. Кроме того, приказ об увольнении был издан 11 декабря 2017 года. Срок привлечения к административной ответственности составляет 2 месяца с момента его совершения. Поэтому срок давности привлечения к административной ответственности истек.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Ответственность за невыполнение обязательства по коллективному договору предусмотрена ч.3 ст.97 КоАП. Согласно примечанию к ст.33 КоАП для целей настоящего Кодекса индивидуальные предприниматели и юридические лица несут административную ответственность в качестве субъектов предпринимательства.

Санкцией ст.97 ч.3 КоАП не предусмотрено наложение административного взыскания на субъектов предпринимательства. Исходя из смысла вышеуказанных положений Трудового кодекса РК и КоАП юридические лица не могут являться субъектом правонарушения, предусмотренного ст.97 ч.3 КоАП. Ответственность за допущенное правонарушение должно нести лицо, уполномоченное на заключение коллективного договора и выполнение его условий, т.е. руководитель юридического лица.

Кроме того, ст.62 КоАП предусмотрены сроки привлечения к административной ответственности. В соответствии со ст.62 ч.1 КоАП лицо не подлежит привлечению к административной ответственности по истечении 2 месяцев со дня совершения административного правонарушения. В силу ст.62 ч.5 КоАП течение срока наложения административного взыскания за административное правонарушение приостанавливается с момента назначения экспертизы, вынесения определения о приводе лица, в отношении которого ведется производство по делу, а также направления дела в суд или должностному лицу государственного органа, уполномоченному рассматривать дела об административных правонарушениях. Приказ об увольнении Б. издан руководителем Учреждения 11 декабря 2017 года. Соответственно, днем совершения правонарушения следует считать 11 декабря 2017 года. Административное дело в суд на рассмотрение направлено 19 февраля 2018 года, т.е. по истечению 2 месяцев со дня совершения правонарушения. Поэтому срок давности привлечения к административной ответственности истек.

С учетом изложенного суд считает, что производство по настоящему административному делу подлежит прекращению за отсутствие состава административного правонарушения и истечения срока давности в силу ст.741 ч.1 п.п.2, 5 КоАП. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.829-14 ч.1 п.2, 829-1 – 829-19 КоАП, суд постановил производство по делу об административном правонарушении в отношении Учреждения по ст.97 ч.3 КоАП прекратить.

Вышеприведенный пример наглядно показывает, что при факте нарушения какого-либо из условий коллективного договора срок давности привлечения к административной ответственности начинает исчисление с даты совершения правонарушения, а не дня обнаружения.

При этом срок не включает период рассмотрения дела в суде. Срок действует до направления административного дела в суд.

Кроме того, обращаем внимание на установление субъекта административного правонарушения, которым суд признал не юридическое лицо, а лицо, уполномоченное на заключение коллективного договора и выполнение его условий, т.е. руководителя юридического лица.

Этот вывод обоснован санкцией ч.3 ст.97 КоАП, которая указывает «лиц, виновных в невыполнении обязательств по коллективному договору, соглашению», а виновным лицом может быть только физическое, а не юридическое лицо.

Однако нельзя согласиться с выводом суда об отсутствии состава правонарушения ввиду того, что оно совершено не юридическим, а физическим лицом. Состав правонарушения здесь имеется, оно заключается в нарушении конкретного условия коллективного договора.

Выводы выпуска 8:

  1. Срок давности привлечения к административной ответственности и начала его исчисления зависит от категории нарушения законодательства и его правовой природы (длящееся или не являющееся длящимся). Один и тот же состав административного правонарушения, установленный КоАП, может как относиться к длящемуся, так и не относиться к длящемуся.
  2. Длящиеся правонарушения характеризуются непрерывным осуществлением единого состава наказуемого деяния и к моменту его обнаружения не являются завершенными. Примером длящегося правонарушения является бездействие, которое согласно КоАП, влечет административную ответственность (например, невыполнение коллективного договора)
  3. Начало срока давности привлечения к административной ответственности при длящемся административном правонарушении является дата его обнаружения. В частности, это обнаружение правонарушения должностным лицом уполномоченного государственного органа, имеющим право составлять протоколы об административных правонарушениях.
  4. Нарушение коллективного договора не относится к категории длящегося административного правонарушения, и поэтому срок исковой давности начинается с даты его совершения, а не момента обнаружения.
  5. Зная отличия между двумя приведенными категориями административных правонарушений – невыполнением и нарушением коллективного договора – можно безошибочно определить срок давности привлечения к административной ответственности, и при необходимости – защитить свои интересы в суде против административного взыскания уполномоченного органа государственного контроля.
  6. Вина в совершении административного правонарушения присуща только физическому лицу, которая проявляется в его отношении к совершенному правонарушению (в форме умысла или неосторожности). Для юридических лиц наличие вины не требуется, достаточно факта противоправности совершенного действия или бездействия.

В следующем выпуске Вы узнаете продолжение анализа судебной практики по вопросам социального партнерства.

 Подготовил: доктор PhD Хасенов М.Х., по заказу Конфедерации работодателей Республики Казахстан ©